Евгений Работкин: Здесь такая история, с Ириной, наверное, просто так никто не знакомится, она сама со всеми знакомится. Это была ее инициатива. Она сначала написала мне в соц. сетях, потом позвонила, пригласила на встречу. Я пришел.

По фотографии она произвела впечатление достаточно интересной девушки. Я даже не мог предположить, что она будет в коляске. Когда я пришел на встречу, я увидел ее в инвалидной коляске, в кресле… Я конечно был немножко шокирован.

Она мне предложила создать коллекцию для участия в конкурсе «Особая мода». Я ей сказал, что я не создаю больше коллекции, я этим не занимаюсь.

Дмитрий Калашников: Когда ты начал работу тебя все шокировало, а сейчас как?

Евгений Работкин: Да. Причем как шокировало! Хотелось убежать и просто не видеть, чтобы не было даже перед глазами вот этих людей. Ну, не знаю…Я Ире об этом говорил, она в курсе, т.е. я проговаривал все эти свои чувства. Потом были проблемы, когда начались примерки — эти первые примерки. Это был какой-то кошмар для меня, я так болел. Я после каждой примерки приходил и два дня просто лежал, не вставая. Ну вот. С каждым разом вырабатывается уже иммунитет или…я не могу объяснить.

И вот на этом кастинге я вдруг понимаю, вот я пришел и у меня ни разу не было болезненной реакции ни на одного человека, в каком бы состоянии он не находился. Более того, было такое теплое ощущение, такое отношение — состояние любви к людям…это сложно описать…я его раньше никогда не испытывал вообще.»