Иду по городу и вижу плакаты: помогите тому, перечислите на операцию этому… Да, я понимаю, что это очень серьезно и не которые люди в этом нуждаются и для них это последняя надежда, но в моей жизни случилась одна история, после которой я пришла к выводу, что лучше просто не обращать на все эти просьбы внимания. Я понимаю, что прочитав эти строки, кто-то начнет плеваться сразу в монитор своего компьютера, кто-то скажет, что Бог судья.

Вы знаете, я не против, потому что во-первых для себя я уже решила все, а во-вторых… вот моя история. История, которая перевернула мою жизнь, началась 8 лет назад, в небольшом городке Донецкой области.

Осенью 2004 года я вышла замуж за Олега, самого любимого и единственного мужчину в моей жизни. Мы познакомились на первом курсе института, а после пятого расписались. После свадьбы мы переехали жить в квартиру моей мамы, ну и мою конечно. Квартира трехкомнатная, хорошая, но я видела, что у Олежки там был какой-то дискомфорт. Нет, со стороны мамы к нему никаких претензий не было, наоборот, она часто говорила, что была дочечка, а теперь и сыночек появился. На свадьбу нам подарили деньги, скажем так, достаточное количество и мы решили купить однушку, но решили чуть-чуть подождать.

Жизнь за жизнь

 
Через полгода бабушка Олега, переписав на него дом под Киевом, уехала в Беларусь к сестре. Олежка предложил продать дом и купить на эти деньги в нашем городе шикарную квартиру с ремонтом. Мы уже начали подыскивать варианты, но тут как вечером пришла мама вся в слезах и рассказала, что дочка нашей соседке смертельно больна.

Дело в том, что я детства прекрасно знала тетю Нину, она мамина ровесница, поздно родила дочку. Девочке с дивным именем Леся было 16, я знала что девочка постоянно болела и вот теперь ей поставили страшный диагноз и для того, чтоб она осталась в живых, надо было оплатить операцию в Израиле. Тетя Нина постоянно плакала, она даже ходила к Зинаиде (это еще одна наша соседка, у нее сын где то в Киеве хорошо устроился), но та ей дала отворот поворот. Тут мое сердце не выдержало, и я предложила Олегу отдать все деньги с продаже дома Лесе на лечения. Он сначала сомневался потом дал добро. Тетя Нина прыгала от счастья – еще бы как-никак 50 тысяч долларов.

Они сразу улетели в Израиль, там пробыли около 5 месяцев, об их возвращении мы узнали от той же соседки Зины. Оказывается они по приезде, устроили праздник у себя дома, пригласили всех, кроме нас, точнее мамы. Мы, конечно, чуть расстроились, особенно я, но мама сказала: доця, не бери в голову, ты человеку помогла, спасла жизнь молоденькой девочке, так смотри и тебе кто-то поможет, не за спасибо, а просто. Я согласилась с мамой и даже забыла, но тетя Нина через полгода пришла сама.

Пришла просто поболтать, а когда я поинтересовалась, где Леся, она отмахнулась: да бегает где-то, упущенное навёрстывает! Леся не теряла время зря. Окончив школу, никуда не поступила, все ночи на пролет гуляла. А мы жили вместе с мамой в трехкомнатной хрущевке. В итоге моя мама приняла решение ухать к своему брату в Харьков, а квартиру оставить нам, молодым, хотя мы просили остаться, но она все-таки уехала, и взяла с нас обещание, чтоб через год у нее был или внук или внучка. Через год случилась другое событие: Леся нашла себе богатого «папика» и выскочила замуж.

Свадьба грохотала 2 дня в самом шикарном ресторане города, а я как раз тогда мучилась с токсикозом, поэтому и не огорчилась, что меня никто не пригласил. То, что вместо крестной на рушнике стояла Зинаида, что Леся ей поцеловала руку и сказала: «Спасибо, вторая мама» повергло меня в шок, а она тут причем? Сразу после свадьбы муженек купил квартиру в нашем доме, двушку. «Что-то маловат размах», подумала я про себя, Олегу ничего не сказала. В нужный срок у нас родилась Аленка.

Радости было море, мы окунулись в воспитании ребенка, проблемы и заботы. Когда малышке было год и 10 месяцев, в нашей семье случилось несчастье: совершая крепеж на высоте, не выдержал трос и Олег сорвался вниз. За его жизнь боролись 18 часов и 4 бригады хирургов. После операции вердикт: если в течении полугода не сделать операцию, то он погибнет, операцию надо делать в Киеве, стоимость 20 тысяч гривен. Конечно, сумма не маленькая, и у меня рухнул мир.

Жизнь за жизнь

 
Я продала все, что могла продать, но этого хватило только на лекарство. Я ходила просила, но мне никто не одалживал даже. В больнице рассказали про какой-то фонд помощи, пошла туда, а там: мы вам денег не дадим, но вы можете помочь другим больным! Время текло и я решила пойти к Лесе. Не хотела, но ради мужа рискнула. Я стояла и рассказывала, а она стояла и смеялась. Я не выдержала и расплакалась, не хотела говорить, но не выдержала: «Почему ты так, мы тебя с Олегом отдали последнее, у нас не копейки больше не осталось, а я у тебя сейчас прошу 20 тысяч, одолжить, я верну. У меня не у кого больше одолжить, Леся, мы же тебе жизнь спасли». Смотрю, а у нее еще больше расширилась улыбка, а потом она говорит: «Как ты можешь такое говорить?! Если б не тетя Зина, то точно умерла б с вашей помощью, она меня спасла». Я говорю: «Ты понимаешь, что я тебе 50 тысяч долларов отдала?», а она: «Не ври, их нашла тетя Зина, она сама мне сказала. И вообще, даже если б и вы меня спасли, я что кому-то что-то обязана, были лишние деньги – вот вы и дали.

Ладно, прости, честно денег нет, у мужа проблемы на работе и мне пора, пока». Она развернулась и ушла, а я осталась стоять, как вкопанная. Я поняла, что потеряла мужа. Через неделю иду с больницы, погруженная в свои мысли. Мне навстречу вынырнула тетя Нина, вся такая веселая, спросила чего я такая грустная. А и вправду, чего я такая? То, что муж при смерти, да ну и что, Бог с тобой, тебе бы съездить куда-то, отдохнуть. Вот мои поехали 3 дня назад в круиз по Европе, а потом на Шри-Ланку на 2 месяца отдохнуть. Я промолчала и ушла, вот оно как. Так я в 32 года осталась вдовой с маленьким ребенком на руках. Олежка умер через 7 месяцев, ему так никто и не помог.

Скажите, Лесю Бог накажет, да не накажет, я уверена в этом. За эти 5 лет они построили дом, она до этого сделала 3 аборта, а потом, когда они захотели детей – раз и сразу девочка и через год мальчик! Все у нее нормально, а я тяну одна дочку, которая не помнит своего папы. Вот такая моя исповедь, а теперь ваше право судить меня или поддержать.

Автор: Анна Склярова