Прощание со старой жизнью.
 
Перед Милой раскинуло свои бескрайние просторы золотистое пшеничное поле. Казалось, ему нет ни конца, ни края. Тянется далеко вдаль и сливается на горизонте с небесной лазурью. И невозможно отличить, где заканчивается земля, и где начинается небо. Так, урожая в этом году будет достаточно. Она хорошо знает аграрное дело. Сколько таких полей пришлось посетить за годы своей работы. И все же что-то странное происходило здесь, сейчас, и с ней. Душа хотела петь, как соловей, который примостился вчера на ветке обширной груши и распевал свою сонату в течение летней ночи.

Господи, как она скучала по таким ночам в деревне, когда можно ждать рассвета с приоткрытым окном, сквозь которое в комнату неслышно входит легкая прохлада с реки, когда можно слушать - заслушаться пением птиц, когда воздух наполнен терпким ароматом скошенной травы, и медовым запахом маттиол, что распустились под окном. Хозяйка той квартиры, где остановилась Мила - баба Надя рассказала, что эти одновременно простые и изящные цветы, сажает в апреле, и поспевают они в течение следующих двух месяцев, тогда они, если повезет, будут цвести до первых октябрьских заморозков. Мила вдыхала тот медовый запах полной грудью и хотела раствориться в нем, запомнить и впитать в себя до последней капли. И спалось ей особенно сладко ...

Она руководила филиалом одного из престижных банков. Они часто сотрудничали с аграриями, которые обеспечивали страну хлебом. Выдавали кредиты, чтобы вовремя земледельцы могли положить зерно в рыхлую почву и своевременно собрать урожай. И вот в эти августовские дни ей пришлось прервать отпуск и ехать в далекую деревню, чтобы убедиться, что местному колхозу можно давать кредит, что долг будет возвращен.

Сейчас она стоит посреди бескрайней хлебной нивы, где ей нужно найти местного главу хозяйства. Кирилл Данилович (как солидно звучит) уже третий день избегал встречи с ней. То он на поле, то на ферме, то в районе на совещании. Их первое знакомство состоялось весной. Она была гостьей в его владениях, когда тот брал кредит на посевную. Тогда большая часть земли была еще черной, и только где нигде виднелись всходы озимых. Их знакомство трудно назвать приятным или особенным. Встретились в поле. Разговор перебивал шум мощных агрегатов, однако все решили за два часа, и она вернулась в город. Лишь иногда, как упоминание о поездке, ей снился Кирилл Данилович, и они всегда гуляли по золотистому пшеничному полю, держась за руки. Мила гнала эти мысли от себя. Мужчинам она не доверяла. Последний роман закончился полным ее поражением. Умудрилась влюбиться в женатого мужчину. Их страстные двухчасовые свидания несколько раз в неделю полностью устраивали его, так он отдыхал от проблем на работе, семейных будней. Она была для него своеобразной тихой гаванью, где она отдавала все и не получала ничего взамен, кроме скупых мужских ласк, после которых он быстро принимал душ и спешил к семье. Она оставалась в одиночестве в четырех стенах роскошной квартиры, где из каждого уголка дышало одиночество. Поэтому она поставила любовника перед выбором. И он сделал его не в ее пользу. Так, мужчинам в ее жизни места не было. Она давно все для себя решила. И правилу этому не изменяла в течение двух лет.

... Загрохотал комбайн, растворяясь вдали. Солнце ярко светило ей в глаза, и поэтому она прикрывала их ладонью, пытаясь уловить хоть какой-то признак еще чьего-то присутствия. Кирилл Данилович стоял вдали на противоположной стороне поля у небольшого леска. Мила смогла разглядеть его пеструю рубашку и закатанные по локоть рукава. Казалось, что он смотрел прямо на нее. И она через расстояние чувствовала его пронзительный насмешливый взгляд зеленых глаз, как вода в местном озере. Ей на мгновение захотелось нырнуть в их глубины и тонуть, не стремясь спастись. Что за мысли? Она что, перегрелась на солнце?

Мила сняла босоножки и ступила босыми ногами на землю. Шаг за шагом, осторожно ступала по щедрой ниве, чувствуя каждый комочек. Сарафан развевался и цеплялся за колосья. Она приближалась к нему. На этот раз Кириллу не убежать. Они были почти ровесниками. Однако она знала, что у него есть жена и дети. Почему-то позавидовала его избраннице. Видимо любит, если имеют двух детей. Видимо, делает ее счастливой. От этих мыслей как-то больно сжалось сердце.

Ветер сильно дул девушке в спину, будто подталкивал к нему. И ей захотелось бежать. Мила почувствовала себя птицей, жаворонком, что взлетает высоко в небо. Он спокойно стоял и крутил в руке несколько колосков, когда она запыхавшаяся присела у его ног. Хватала ртом воздух и не могла надышаться. Ее щеки раскраснелись, а губы пересохли, грудь вздымалась. И что удивительно, когда она, наконец, поднялась, то встретилась с взглядом Кириллом. Это был взгляд хищника, который увидел свою жертву. Его глаза стали темными, как озеро перед грозой, а внутри полыхал огонь. Она не понимала, что с ней происходит. Захотелось, чтобы он поцеловал ее, прижал к себе, повалил на мятую пшеницу и засыпал тело ласками. Он, словно читая ее бесстыдные мысли, обнял руками ее стан и поднял высоко-высоко, а она раскинула руки, словно хотела дотянуться до неба. Он кружил девушку по полю несколько минут, а затем поставил на землю и, заглянув в глаза, одарил горячим поцелуем.

Они лежали на золотом поле, глядя в бездну голубого неба. Он обнял ее рукой за плечи, сильнее прижимая к себе. Под ее голову он положил свое плечо. Запах мужчины с примесью духов окутал ее, и легкая дрожь тенью прошла по телу. Нет, она никогда не позволяла себе так себя вести. И так легко сдаваться в плен к мужчине. Так спокойно подчиниться его воле, без всякого протеста, без единого слова. Но разве он был чужим? Сейчас Кирилл был родным и близким. Она сходила с ума. И ей это нравилось.

Он ласкал ее тело нерешительно, словно ожидая, что она остановит его, даст пощечину, закричит. Но она повернула голову к нему, подставляя губы для поцелуя. Он стал более решительным, а ласки более откровенными.

Миле казалось, что она самая большая грешница на земле, когда в очередной раз он забирал ее с собой к звездам. Ей казалось, что сейчас небо станет черным и молния попадет прямо в нее. Ей казалось, что она воровка, потому крадет любовь чужого мужа. И вместе с тем она чувствовала себя невероятно счастливой. Они растворялись друг в друге, захлебываясь силой страсти, попивая друг друга так, как жаждущие в жару прилаживаются к источнику с прохладной водицей. И ей хочется еще и еще. Кажется, что вот она - свобода. Сердце больше не болит. Душа спокойна. Он продолжал нежно обнимает ее дрожащее тело, будто пытается спрятать от солнца, которое стало свидетелем их безумие.

И они лежат прямо посреди пшеничного поля, не стесняясь, свих обнаженных тел. Облако плывет на небе, закрывая небольшую часть солнца, поэтому поле превратилось в большую сцену, которую освещали лучи солнца - прожектора. И тут Мила залилась счастливым смехом. Она почему-то подумала, что Кирилл невероятно ей напоминает бывшего возлюбленного. Мимика, жесты, манера поведения и голос, даже смотрел он сейчас на нее так же, как он когда-то. Вот оно и объяснение ее безумию. Девушка наклонилась и поцеловала его в губы. Наконец, она чувствовала, что попрощалась с прошлой жизнью, с прошлыми чувствами. Стало так легко на душе, как будто только что сбросила оковы.

Они шли по полю, держась за руки. Оба молчали. И вот, когда он подвел ее к своему авто, на мгновение взял за руку, погладил по лицу, и сорвал красный мак, а затем украсил цветком ее волосы.

- Я тебя не забуду никогда, - прошептал он, целуя ее.

- Не надо. Мы оба все понимаем. Ты будешь счастлив со своей женой, а это так - ничего особенного не произошло, - отрезала она, понимая, что от проявления нежности будет еще хуже, - и кредит ты получишь.

Они попрощались в тот же день. Кирилл предлагал поддерживать отношения, но Мила решила, что хватит ей. И однажды попросила руководство банка перевести ее в другое отделение, чтобы больше никогда не возвращаться в прошлое. А через полгода она встретила того одного-единственного, который стал мужчиной ее жизни, ее настоящей большой любовью. Но когда ей снится пшеничное поле, она с благодарностью вспоминает Кирилла. Без того неистовства она бы не смогла больше никогда верить мужчинам и не пустила бы в свою жизнь того, кто сумел сделать ее по-настоящему счастливой.